STROYDEVIZ ru
» » Конкурс сделай елку своими руками

Конкурс сделай елку своими руками

Рубрика : Программы

А настоящее имя Екатерина Пушкарева! Рост см, вес 86 кг, возраст года. О возрасте можно было и не говорить. Госпожа Пушкарева, Снегурочка имеет дело с детьми.

Она должна быть мягкой… Яга: А я что, твердая? Да вы меня потрогайте! Я не о том! Снегурочка должна быть доброй, знать стихи и детские песенки… Яга? И песня не подходит, и вы нам не подходите! Так я и знала! Никто меня не любит, не жалеет! Потому, что я некрасивая, неуклюжая, а-а!

Не расстраивайтесь, госпожа Пушкарева. Не плачь, Катя, все будет хорошо. Выпроводив ее, Мыщь поворачивается к залу, но Яга вновь появляется и Мышь уходит вместе с ней. В другую дверь вбегает Некто и начинает быстро свистеть, показывая на дверь, в которую вбегает Мышь и придерживает ее. Там народ волнуется, на конкурс рвется! Оленя в плен взяли! Так мы никогда не дождемся Деда Мороза! Пусть они отпустят оленя.

Госпожа Наружка, запускайте по одному. Я же сказала — по одному! А мы всегда вместе! Снежные бабы в количестве 3 штуки, общий возраст — 18 лет… Мет: Общий вес кг, рост — 5 м без малого.

А с малым сколько? Шуйский показал жестом, что надо выйти из-за стола. Я вышел, невесту вывели подружки. Подошел Годунов с красивой витой кожаной плетью. Подойдя к дочери, он поцеловал её, и слегка хлопнув по плечу, передал мне плеть со словами: Он хозяин твой, люби, почитай и слушайся его во всем.

После обряда мы поклонились царю. Государь встал и предваряемый священниками отправился на выход. Мы следом, за нами дружки и гости. Венчание запомнилось теснотой Благовещенского собора, может из-за большого количества гостей, приторным запахом ладана, и тем, что хотелось есть. После возвращения в Грановитую палату и рассаживания гостей Федор Иоаннович благословил молодоженов и пожаловал мне в кормление город Тверь с окрестностями, а также приказал возвести терем для меня в Московском кремле.

После непродолжительного присутствия он с женой удалился с пира. Годунов тоже что-то пожаловал, приданным долго хвалился, но я уже подустал от избытка впечатлений и потерял нить тоста.

Спустя некоторое время нас проводили из зала в опочивальню. Стол, рядом с высоким ложем, укрытом мехами, был уставлен блюдами со свадебного стола. Дурацкая ситуация - подумал я - вот передо мной законная жена, надо теперь с ней познакомиться. Ну конечно, по прежней жизни, был у меня кое какой опыт.



Конкурс сделай елку своими руками видеоролик




Немножко поболтали, поели, выпили вина. Я рассказал, как на охоту на зайца ходил с мешком, морковью, да понюшкой табака. Она посмеялась, но сказала, что байку ту уже слышала. Дело то молодое, опять же жена. Наутро слуги развели нас по баням. В моей бане был Годунов. После нескольких заходов в парилку и дубового веничка стало хорошо и мы с тестем сели отдохнуть в предбаннике под закуску и пиво.

Государю ты брат и в большой чести ныне, обно коли у тебя первого народится мальчик, Федор Иоаннович может осерчать и опалу возложить, с иными князьями похуже бывало. Молитвы творит беспрестанно, плоть постами умерщвляет, грядеше к монастырям во всякую слякоть, або Господь глух к нему. Ни наследника не дает, ни здоровья. Настолование бяху в пусте быть.

Тебе мню бармы на плечи взять надобно. Не желаю яз смерти чадам своим ценою барм на плечах. Лихолетье грядет, посему на высоком престоле должон сидеть природный государь от корня царского. Потому дщерь свою единую за тебя отдал. Або не азм, наследок мой царские бармы наденет. Деля того надобно привабити иноземцев хытрых.

Абно церковь наша схизматиков не терпит. Чаю пря случится со святыми людьми. Посему надобен деля меня ты на троне Московском онеже право твое первородное. Ежели ныне немцы много знают, к завтрему знать будут исчо более, бо мы как селяне темные.

Яз сознаюсь тебе Борис Федорович, уж приказал аглицкому торговому человеку приискать у немцев умелых людей. Обаче затеи с иноземцами да войском стоят дорого, бо ведаю я как богатства несчитанные привести на Русь! Вскую притащил ты эдакую диавольскую затею на Москву? Поставь её на корабь и пойдет он супротив ветра без устали.

А купцы бают бо в аглицком царстве железная дорога есть, так с таковой машиной триста верст за десять часов проехать мочно и провезть товаров многие сотни пудов, або людей воинских без счета. А мне то баял гишпанский гость торговый, евоная держава с аглицкой на ножах.

Помысли Борис Федорович, до Нового Города за день добраться мню можно. Ни дождь, ни снег, ни мороз, ни слякоть не страшны! Людишки от таковой быстроты помрут от страху то. Царь Иоанн Васильевич, батюшка твой покойный, с войском до Казани два месяца походом шел, а тут семь сотен верст без малого, бо по твоим сказкам до тудова за два дни домчать мочно?

Земли наши велики и обильны да порядка в них нет, потому как велики. А с такою железною дорогою мню, все земли сможем в кулаке держать.

Но все-таки я себя переборол, толкнул дверь и вошел.





В классе все было как всегда, и Левка стоял у окна с Валериком. Я, как его увидел, сразу стал расстегивать портфель, чтобы достать кинжал. Но Левка в это время побежал ко мне. Я подумал, что он опять стукнет меня пеналом или чем-нибудь еще, и стал еще быстрее расстегивать портфель, но Левка вдруг остановился около меня и как-то затоптался на месте, а потом вдруг наклонился ко мне близко-близко и сказал: И он протянул мне золотую стреляную гильзу.

И глаза у него стали такие, как будто он еще что-то хотел сказать, но стеснялся. А мне вовсе и не нужно было, чтобы он говорил, просто я вдруг совершенно забыл, что хотел его убить, как будто и не собирался никогда, даже удивительно. И пошел на свое место. И я на нем выучился ездить. Сразу сел и поехал, нисколько не боясь, как будто я всю жизнь ездил на велосипедах.

А я здорово научился ездить и довольно скоро стал делать на велосипеде разные штуки, как веселые артисты в цирке. Например, я ездил задом наперед или лежа на седле и вертя педали какой угодно рукой - хочешь правой, хочешь левой; ездил боком, растопыря ноги; ездил, сидя на руле, а то зажмурясь и без рук; ездил со стаканом воды в руке. А потом дядя Женя отвернул у моего велосипеда одно колесо, и он стал двухколесным, и я опять очень быстро все заучил. И ребята во дворе стали меня называть "чемпионом мира и его окрестностей".

И так я катался на своем велосипеде до тех пор, пока колени у меня не стали во время езды подниматься выше руля. Тогда я догадался, что я уже вырос из этого велосипеда, и стал думать, когда же папа купит мне настоящую машину "Школьник". И вот однажды к нам во двор въезжает велосипед. И дяденька, который на нем сидит, не крутит ногами, а велосипед трещит себе под ним, как стрекоза, и едет сам.

Я никогда не видел, чтобы велосипед ехал сам. Мотоцикл - это другое дело, автомобиль - тоже, ракета - ясно, а велосипед? Я просто глазам своим не поверил.

А этот дяденька, что на велосипеде, подъехал к Мишкиному парадному и остановился. И он оказался совсем не дяденькой, а молодым парнем. Потом он поставил велосипед около трубы и ушел. А я остался тут же с разинутым ртом. Федька к нам приехал по делу - чай пить.

Один раз нажмешь на педаль, и готово - можешь ехать. А бензину в ней на сто километров. А скорость двадцать километров за полчаса.


Князь Угличский

На такой покататься бы! Тут Мишка покачал головой: Опасно, - говорю я. Но Мишка огляделся по сторонам и вдруг заявляет: Я помогу разогнать машину, а ты один разок толкни педаль, и все пойдет как по маслу. Объедешь вокруг садика два-три круга, и мы тихонечко поставим машину на место. Федька у нас чай подолгу пьет. По три стакана дует. И Мишка стал держать велосипед, а я на него взгромоздился. Одна нога действительно доставала самым носком до края педали, зато другая висела в воздухе, как макаронина.

Я этой макарониной отпихнулся от трубы, а Мишка побежал рядом и кричит: Я постарался, съехал чуть набок с седла да как нажму на педаль. Мишка чем-то щелкнул на руле И вдруг машина затрещала, и я поехал! На педали не жму - не достаю, а только еду, соблюдаю равновесие! Ветерок засвистел у меня в ушах, все вокруг понеслось быстро-быстро по кругу: А я поехал один, и мне было очень весело, и я все ездил и воображал, что участвую в мотогонках по отвесной стене.

Я видел, в парке культуры так мчалась отважная артистка И столбик, и Мишка, и качели, и домоуправление - все мелькало передо мной довольно долго, и все было очень хорошо, только ногу, которая висела, как макаронина, стали немножко колоть мурашки И еще мне вдруг стало как-то не по себе, и ладони сразу стали мокрыми, и очень захотелось остановиться. Я доехал до Мишки и крикнул: Мишка побежал за мной и кричит: Но Мишка уже отстал.

Тогда я проехал еще круг и закричал: Тогда он схватился за руль, машину качнуло, он упал, а я опять поехал дальше. Гляжу, он снова встречает меня у столбика и орет: Я промчался мимо него и стал искать этот тормоз. Но ведь я же не знал, где он! Я стал крутить разные винтики и что-то нажимать на руле. Машина трещит себе как ни в чем не бывало, а у меня в макаронную ногу уже тысячи иголок впиваются! И проехал дальше, и чувствую, что мне уже совсем не по себе, тошно как-то.

А на следующем кругу Мишка снова кричит: Ты лучше попробуй спрыгни! Если бы я знал, что так получится, ни за что бы не стал кататься, лучше пешком ходить, честное слово! А тут опять впереди Мишка кричит: Чтоб ты в него врезался и остановился!

Ты на чем спишь? Я чуть не переехал его за это. Это, может быть, еще две недели так носиться вокруг садика, а у нас на вторник билеты в кукольный театр. Я кричу этому дуралею: А он не дослышал и соглашается со мной: И опять все завертелось передо мной: И я понял, что дело плохо. Но в это время кто-то сильно схватил машину, она перестала трещать, и меня довольно крепко хлопнули по затылку. Я сообразил, что это Мишкин Федька наконец почайпил.

И я тут же кинулся бежать, но не смог, потому что макаронная нога вонзилась в меня, как кинжал. Но я все-таки не растерялся и ускакал от Федьки на одной ноге.


Виктор Драгунский. Денискины рассказы

И он не стал догонять меня. А я на него не рассердился за подзатыльник. Потому что без него я, наверно, кружил бы по двору до сих пор. Мне нравились все троллейбусы, что они такие прозрачные и всех видать, кто в них едет, и мороженщицы нравились, что они веселые, и нравилось, что не жарко на улице и ветерок холодит мою мокрую голову.

Но особенно мне нравилось, что я занял третье место в стиле баттерфляй и что я сейчас расскажу об этом папе, - он давно хотел, чтобы я научился плавать. Он говорит, что все люди должны уметь плавать, а мальчишки особенно, потому что они мужчины. А какой же это мужчина, если он может потонуть во время кораблекрушения или просто так, на Чистых прудах, когда лодка перевернется?

И вот я сегодня занял третье место и сейчас скажу об этом папе. Я очень торопился домой, и, когда вошел в комнату, мама сразу спросила: Папа прямо весь расцвел. Я так и знал, что он обрадуется. У меня еще лучше настроение стало. Ему это не трудно было На лягушонка похож, особенно в воде Ну а кто же на четвертом остался? Вовка - первое, рыжий лягушонок - второе, а мы, остальные восемнадцать человек, мы заняли третье.

И он снова уткнулся в газеты. А у меня почему-то совсем пропало хорошее настроение. В то лето, когда я еще не ходил в школу, у нас во дворе был ремонт. Повсюду валялись кирпичи и доски, а посреди двора высилась огромная куча песку.

И мы играли на этом песке в "разгром фашистов под Москвой", или делали куличики, или просто так играли ни во что. Нам было очень весело, и мы подружились с рабочими и даже помогали им ремонтировать дом: И мы еще много помогали, только сейчас я уже не помню всего.

А потом как-то незаметно ремонт стал заканчиваться, рабочие уходили один за другим, дядя Гриша попрощался с нами за руку, подарил мне тяжелую железку и тоже ушел. И вместо дяди Гриши во двор пришли три девушки. Они все были очень красиво одеты: Когда эти девушки ходили, штаны на них гремели, как железо на крыше.

А на головах девушки носили шапки из газет. Эти девушки были маляры и назывались: Они были очень веселые и ловкие, любили смеяться и всегда пели песню "Ландыши, ландыши". Но я эту песню не люблю. И Мишка тоже не любит. Зато мы все любили смотреть, как работают девушки-маляры и как у них все получается складно и аккуратно. Мы знали по именам всю бригаду.

Их звали Санька, Раечка и Нелли. И однажды мы к ним подошли, и тетя Саня сказала: Я сбегал, узнал и сказал: Я - в столовую!

И тетя Раечка и тетя Нелли пошли за ней обедать. А бочонок с краской оставили. И резиновый шланг тоже. Мы сразу подошли ближе и стали смотреть на тот кусочек дома, где они только сейчас красили. Мишка смотрел-смотрел, потом говорит: Держи, Дениска, шланг, а я покачаю. Раза два-три качнул, и вдруг из шланга побежала краска! Она шипела, как змея, потому что на конце у шланга была нахлобучка с дырочками, как у лейки.


"ОН ЖИВОЙ И СВЕТИТСЯ..."

Только дырки были совсем маленькие, и краска шла, как одеколон в парикмахерской, чуть-чуть видно. Мишка обрадовался и как закричит: Я сразу взял и направил шланг на чистую стенку. Краска стала брызгаться, и там сейчас же получилось светло-коричневое пятно, похожее на паука. Я сразу покрасил ей ногу от колена до пальцев.

Тут же, прямо у нас на глазах, на ноге не стало видно ни синяков, ни царапин! Наоборот, Аленкина нога стала гладкая, коричневая, с блеском, как новенькая кегля. И Аленка живенько подставила вторую ногу, а я моментально покрасил ее сверху донизу два раза. Ноги совсем как у настоящего индейца!

Крась же ее скорей! С головы до пят? Тут Аленка прямо завизжала от восторга: Красьте с головы до пят! Я буду настоящая индейка. Тогда Мишка приналег на насос и стал качать во всю ивановскую, а я стал Аленку поливать краской. Я замечательно ее покрасил: И стала она вся коричневая, только волосы белые торчат. Я быстро закончил ее красить и говорю: Эх, что бы еще покрасить?

Ну с этим-то делом я быстро справился! Два полотенца и Мишкину рубашку я за какую-нибудь минуту так отделал, что любо-дорого смотреть было! А Мишка прямо вошел в азарт, качает насос, как заводной. Вон и дверь новая на парадном, давай, давай, быстрее крась! И я перешел на дверь. И тут дверь вдруг раскрылась, и из нее вышел наш управдом Алексей Акимыч в белом костюме.

Мы оба были как заколдованные. Главное, я его поливаю и с испугу не могу даже догадаться отвести в сторону шланг, а только размахиваю сверху вниз, снизу вверх. А у него глаза расширились, и ему в голову не приходит отойти хоть на шаг вправо или влево А Мишка качает и знай себе ладит свое: И Аленка сбоку вытанцовывает: Да здОрово нам тогда влетело. Мишка две недели белье стирал.

А Аленку мыли в семи водах со скипидаром Алексею Акимычу купили новый костюм. А меня мама вовсе не хотела во двор пускать. Но я все-таки вышел, и тетя Саня, Раечка и Нелли сказали: И с тех пор я стараюсь расти побыстрей. Когда я был дошкольником, я был ужасно жалостливый.

Я совершенно не мог слушать про что-нибудь жалостное. И если кто кого съел, или бросил в огонь, или заточил в темницу, - я сразу начинал плакать.

Вот, например, волки съели козлика, и от него остались рожки да ножки. Или Бабариха посадила в бочку царицу и царевича и бросила эту бочку в море.

Слезы бегут из меня толстыми струями прямо на пол и даже сливаются в целые лужи. Главное, когда я слушал сказки, я уже заранее, еще до того самого страшного места, настраивался плакать. У меня кривились и ломались губы и голос начинал дрожать, словно меня кто-нибудь тряс за шиворот. И мама просто не знала, что ей делать, потому что я всегда просил, чтобы она мне читала или рассказывала сказки, а чуть дело доходило до страшного, как я сразу это понимал и начинал на ходу сказку сокращать.

За какие-нибудь две-три секунды до того, как случиться беде, я уже принимался дрожащим голосом просить: И так с волнениями, остановками и быстрыми сокращениями мы с мамой в конце концов добирались до благополучного конца. Конечно, я все-таки соображал, что сказки от всего этого становились какие-то не очень интересные: Но зато я мог слушать их спокойно, не обливаться слезами, и потом все же после таких сказок можно было ночью спать, а не валяться с открытыми глазами и бояться до утра.

И поэтому такие сокращенные сказки мне очень нравились. Они делались такие спокойные. Как все равно прохладный сладкий чай. Например, есть такая сказка про Красную Шапочку. Мы с мамой в ней столько напропускали, что она стала самой короткой сказкой в мире и самой счастливой.

Мама ее вот как рассказывала: Раз она напекла пирожков и пошла проведать свою бабушку. И стали они жить-поживать и добра наживать". И я был рад, что у них все так хорошо получилось. Но, к сожалению, это было еще не все. Особенно я переживал другую сказку, про зайца. Это короткая такая сказочка, вроде считалки, ее все на свете знают: Раз, два, три, четыре, пять, Вышел зайчик погулять, Вдруг охотник выбегает И вот тут у меня уже начинало пощипывать в носу и губы разъезжались в разные стороны, верхняя направо, нижняя налево, а сказка в это время продолжалась Охотник, значит, вдруг выбегает и Прямо в зайчика стреляет!

Тут у меня прямо сердце проваливалось. Я не мог понять, как же это получается. Почему этот свирепый охотник стреляет прямо в зайчика? Что зайчик ему сделал? Что он, первый начал, что ли? Ведь он же не задирался? Он просто вышел погулять! А этот прямо, без разговоров: Из своей тяжелой двустволки!

И тут из меня начинали течь слезы, как из крана. Потому что раненный в живот зайчик кричал: Прощайте, зайчата и зайчиха! Прощай, моя веселая, легкая жизнь!

Прощай, алая морковка и хрустящая капуста! Прощай навек, моя полянка, и цветы, и роса, и весь лес, где под каждым кустом был готов и стол и дом! Я прямо своими глазами видел, как серый зайчик ложится под тоненькую березку и умирает Я заливался в три ручья горючими слезами и портил всем настроение, потому что меня надо было успокаивать, а я только ревел и ревел И вот однажды ночью, когда все улеглись спать, я долго лежал на своей раскладушке и вспоминал беднягу зайчика и все думал, как было бы хорошо, если бы с ним этого не случилось.

Как было бы по-настоящему хорошо, если бы только все это не случилось. И я так долго думал об этом, что вдруг незаметно для себя пересочинил всю эту историю: Не умирает зайчик мой!!! Как все складно получилось! Это было самое настоящее чудо. Я поставил одно только короткое "не", и охотник как ни в чем не бывало протопал в своих подшитых валенках мимо зайчика. И тот остался жить! Он опять будет играть по утрам на росистой полянке, будет скакать и прыгать и колотить лапками в старый, трухлявый пень.

Этакий забавный, славный барабанщик! И я так лежал в темноте и улыбался и хотел рассказать маме про это чудо, но побоялся ее разбудить.

И в конце концов заснул. А когда проснулся, я уже знал навсегда, что больше не буду реветь в жалостных местах, потому что я теперь могу в любую минуту вмешаться во все эти ужасные несправедливости, могу вмешаться и перевернуть все по-своему, и все будет хорошо. Надо только вовремя сказать: Ох, как летит время!.. И он взял ножик и взрезал арбуз. Когда он резал, был слышен такой полный, приятный, зеленый треск, что у меня прямо спина похолодела от предчувствия, как я буду есть этот арбуз.

И я уже раскрыл рот, чтобы вцепиться в розовый арбузный ломоть, но тут дверь распахнулась, и в комнату вошел Павля. Мы все страшно обрадовались, потому что он давно уже не был у нас и мы по нем соскучились.

И мы начали есть и долго ели и молчали. Нам неохота было разговаривать. А о чем тут разговаривать, когда во рту такая вкуснотища! И когда Павле дали третий кусок, он сказал: Мне бабушка никогда не дает его вволю поесть. К вечеру его действие кончается, и можно спокойно спать. Ешь давай, не бойся. И мы все опять занялись делом и опять долго молчали. И когда мама стала убирать корки, папа сказал: И тут Павля напыжился, покраснел, поглядел по сторонам и вдруг небрежно так обронил, словно нехотя: Английский изучал, вот что делал.

Я сразу понял, что я все лето зря прочепушил.



елку руками сделай конкурс своими


С ежами возился, в лапту играл, пустяками занимался. А вот Павля, он времени не терял, нет, шалишь, он работал над собой, он повышал свой уровень образования. Он изучал английский язык и теперь небось сможет переписываться с английскими пионерами и читать английские книжки!

Я сразу почувствовал, что умираю от зависти, а тут еще мама добавила: Это тебе не лапта! Так вот он со мной каждый день занимается. Вот уже целых два месяца. Уж очень сложное правописание. В последние дни умирающий отец и дети снова стали семьей. Когда они говорили о прошлом, то отыскивали хорошие воспоминания.

Дети говорили отцу, что любят его, и обнаружили, что так и есть на самом деле. Джейн с детьми спланировали похороны, выбрали гроб, цветы. Они решили не устраивать поминок: Семья хотела, чтобы отец умер так, как у него не получалось жить — с достоинством. В июне мужчина скончался, и все они обрели но-вый покой. Они были свободны, как и усопший. Его не будет больше мучить ни рак, ни алкоголизм. Одна из дочерей прочитала собственное стихотворение.

Другие вспомнили счастливые моменты. Моя подруга поблагодарила всех, кто пришел. Она заплатила по больничным счетам, за уход в хосписе, за похороны, за цветы — за все. Когда я спросила, почему она столько сделала, чтобы помочь мужчине, который причинил ей столько боли, Джейн ответила просто: Как человек может прийти к такому всепрощению по любви?

Для некоторых это просто милосердие, для других — тяжкий труд. Этот способ помогает всем, кто желает воплотить его в жизнь. В книге говорится, что, если в твоей жизни есть глубокая обида, она может привести только к несчастью и пустоте.

Согласно книге, обиды заслоняют нам свет Духа. Если в молитве ты попросишь для своих обидчиков всего, чего хочешь себе, ты освободишься. Проси для них здоровья, процветания, счастья — и ты освободишься. Даже если на самом деле ты не хочешь им добра и твои молитвы только слова, а в действительности ты этого не желаешь обидчикам, все равно проси. Молись так каждый день две недели, и ты обнаружишь, что постепенно начинаешь и в самом деле желать добра тем, кто причинил тебе боль.

Я попробовала так сделать. Иногда, когда у меня много чего накипит, приходится взывать к желанию молиться за этого человека. И оно всегда появляется. Хочешь освободиться от злости, ненависти, обиды? Освободив своего бывшего мужа, Джейн и сама освободилась от первой части своей жизни, как освободились и ее дети навсегда. УРОК 4 Не будь слишком строг к себе: Я все время слышала эти слова от родных, друзей, сотрудников и даже незнакомцев, с которыми успела поговорить дольше пяти минут.

Что они имели в виду? Я совершенно не понимала, что они хотят сказать, но потом жизнь меня измотала, и я наконец сдалась.

После десятилетий борьбы я все-таки подняла белый флаг и примирилась со своим несовершенством. Я родилась с представлением, что во всем должна быть безупречна, ведь в глубине души я ощущала себя огромным ничтожеством во всем.

Всю жизнь мозг посылает мне ложные сигналы тревоги. Он постоянно повторяет мне, что если я не достигаю идеала, то это провал. Мой мозг — дальтоник. Он видит только черное или белое, да или нет, все или ничего. Серое вещество у меня между ушами не замечает, что мир раскрашен во все оттенки серого, и не понимает, что жизнь — не экзамен, который можно либо сдать, либо завалить.

Однажды я поняла, что даже более нервная, чем далматин посреди ревущего пожара. Я несколько недель проработала над объемной статьей. Ее опубликовали в воскресной газете. Я взяла десятки интервью, много раз переписала этот материал, чтобы все было идеально.





А потом зазвонил телефон. Один из героев поблагодарил меня за статью, но заметил, что я неправильно написала его фамилию. Я же проверила и перепроверила каждый факт, каждое словечко. Но одну фамилию я каким-то образом упустила. Я спрятала лицо в ладони и зарыдала прямо за рабочим столом.

В моем материале было больше трех тысяч слов. Я ошиблась в одном-единственном словечке, и только за это сама себе влепила двойку. Когда одна сотрудница из отдела новостей увидела слезы, она помчалась ко мне. Коллега потрясенно посмотрела на меня. Покачала головой и ушла. Выражение ее лица обрубило мои рыдания. Только теперь мне никто этого не говорил. Слова шли из моей собственной души. Я была к себе слишком строга. Потому-то и стала маньяком-многозадачником. Я никому не могла доверить дело, каким бы незначительным оно ни было.

Все задания нужно было выполнить правильно, и только я знала, как лучше всего поступить. Я составляла бесконечные списки дел, но забывала о собственных основных потребностях, ведь мир не мог вертеться без меня. Вот какая я была необходимая. Домашние цветочки служили отличным индикатором, показывающим, что мои жизнь и самомнение вышли из-под контроля.

Эти растения были как канарейки в клетках, которых шахтеры брали с собой под землю, чтобы определять, когда воздух становится ядовитым. Если птичка сдохла, надо выбираться.

Когда мои растения оказывались при смерти, это служило предупреждением, что неплохо бы и воздуха глотнуть, посмотреть на свою жизнь, притормозить в этой бешеной гонке за совершенством. Если растения выглядели так, будто их сто лет не поливали, значит, я и с дочкой, наверное, должна была проводить больше времени.

Слава Богу, у меня никогда не было домашних животных. Множество знаков подсказывали мне, что пора бы уже перестать надрываться, стоит притормозить и сосредоточиться на том, что действительно важно. Например, когда я попыталась поднять грязный стакан и не смогла, потому что он прилип к столешнице. Поскольку ты мать-одиночка, кроме тебя некому купить продуктов и туалетную бумагу. Ведь если бы я тогда не освободила какое-нибудь утро, или вечер, или час на выходных, мы бы подтирались салфетками вместо туалетной бумаги, а может, и что еще похуже.

В некоторых сферах я уже успела притормозить. Мне даже пришлось купить чехлы для сидений, чтобы спрятать пятна от упавшей еды. Я купила новую машину и завела новое правило: Пока что я несколько раз нарушила правило для твердой пищи, но никаких жидкостей чтобы крошки не падали на пол, расстилаю на коленях газету.

А еще я твердо установила для себя ограничение скорости. Суда и пятидесятидолларового штрафа в течение полутора месяцев оказалось недостаточно для того, чтобы еще много лет назад понять: Только когда подорожала моя страховка, я поклялась соблюдать закон. Когда люди, которых я подбрасываю куда-нибудь, жалуются, что я слишком медленно еду, для меня это звучит как комплимент.

Время от времени мне и теперь больно, потому что я так спешу жить недостижимой идеальной жизнью, которая расписана в моем ежедневнике. Иногда мое тело на три шага отстает от разума. Я слишком быстро захожу в двери и ударяюсь бедром. Заворачиваю за угол, забывая, что мой хвостовой отсек его еще не обогнул. Хуже всего картотечные шкафы. Их углы оставляют синяки, которые потом расцвечиваются калейдоскопом оттенков.

Это еще цветочки по сравнению с тем, какой синячище остался однажды на моем самолюбии. Я подверглась прилюдному унижению, так как не позаботилась о том, чтобы раздеться как подобает. Я имела обыкновение раздеваться на лету, потому что спешила сделать что-то более важное. Снимала носки, брюки, колготки и белье не по очереди, а стягивала их одним стремительным движением.

Таким образом, трусики и носки были погребены где-то в штанинах. Однажды я небрежно надела слаксы и помчалась из дому. Я была кометой чистого самомнения, летящей по небосводу распланированных на день обязанностей.

Ведь у меня куча важных дел, с которыми надо расправиться, чтобы приступить к еще более важным. Одним из таких дел была поездка за продуктами. Сначала я простонала, потому как решила, что это собачья подлость. Посмотрела вниз и увидела коричневый комок.

Это был клубок женского белья. Я нагнулась, чтобы его поднять, и поняла, что это недоразумение начинается в моей штанине. В замешательстве я начала тянуть, тянуть, тянуть, чувствуя, как что-то ползет вверх-вниз по моей ноге, и вот наконец у меня в руках оказалась пара колготок. К моему ужасу, мужчина на тротуаре наблюдал весь процесс извлечения.

Этот момент запечатлелся в моей памяти, как фотография на пленке, и теперь я никогда не забываю, что нужно притормозить и прекратить надрываться. Я до сих пор иногда врезаюсь в картотечные шкафы, но инцидент с колготками больше не повторялся. Однажды я обнаружила у себя на бедре какой-то комок — это был грязный носок, который так и остался в брюках. Может, не надо было его вынимать?

Он смягчил бы удары об углы и косяки. Если наличных у него не было, значит, этот то-вар ему не был нужен. Папа работал жестянщиком, кровельщиком. Он, в зависимости от времени года, подвешивал водостоки, ремонтировал крыши летом, проводил отопительные трубы и чинил печи зимой. Я не знала, сколько он зарабатывает. То немногое, что папа имел, он делил между одиннадцатью детьми. Достаточно сказать, что, когда мы росли, у нас было мало вещей сверх необходимого, хотя все необходимое было.

Папа никогда не говорил: Он смотрел на то, чего мы так хотели, и говорил: И он был прав. Нам это не было нужно. Нам просто отчаянно хотелось. Он научил нас сдерживать свои желания. Я все откладывала и откладывала вопрос с кредитной карточкой; завела ее только тогда, когда понадобилось забронировать номер в отеле.

Карточка меня просто ошеломила. Никто мне не объяснял, что можно покупать в кредит. Однажды я погасила всю сумму задолженности на неделю позже срока. И рассудила, что отдать всю сумму мудрее, чем вносить ежемесячный минимум. В следующей квитанции было написано, что с меня сняли двадцать пять долларов за несвоевременное внесение суммы.

Если бы я заплатила меньше, но своевременно, то не потеряла бы целых двадцать пять долларов. Я выучила этот урок. В систему процентов я погружалась дольше. Потребовалось какое-то время, чтобы осознать: Я начала изучать все, что перечислено в ежемесячной квитанции.

Если бы за большинство этих покупок я расплачивалась наличными, то сделала бы иной выбор. Легче выложить за ужин тридцать нематериальных долларов с пластиковой карты, чем отдать три десятидолларовых банкноты. Когда платишь наличными, начинаешь задумываться о том, что, возможно, стоит обойтись без аперитива и десерта.

Вынимая из бумажника настоящие деньги, чтобы заплатить шестьдесят долларов за желанные, но не необходимые джинсы, я сразу чувствую укол и иногда решаю расстаться с этими джинсами. Когда я пользуюсь карточкой, то не ощущаю внутренней боли, пока не придет квитанция. Тогда укол превращается в мощный удар. Но уже слишком поздно.

Большинство тратит по мелочам доллар здесь, пять долларов там. За год они складываются в сотни и тысячи долларов. Ах, если бы я получил а повышение! Ах, если бы я женился на богатой вышла за богатого! Проблема в том, как ты думаешь о деньгах, как относишься к деньгам. А это ты можешь изменить.

Сейчас большинство людей знает о факторе латте. Я не пью латте, но эту концепцию можно приложить к чему угодно. Я начала записывать, сколько трачу на вредные закуски, скармливая деньги за этот пищевой мусор автоматам, расставаясь с кровными в ночных магазинчиках, ресторанах, кофейнях, супермаркетах.

Чипсы, попкорн, шоколадные батончики и печенье стоили вроде бы недорого, пока я не начала складывать. Получалось тридцать долларов в неделю. Я не могла в это поверить. А еще она убедила меня приклеить на бумажник записку: Прежде чем потратить сто долларов на любую вещь не первой необходимости, я жду два дня, чтобы подумать, действительно ли она мне нужна или я просто ее хочу.

Я больше не дожидаюсь, когда мне придет квитанция с остатком на кредитке. Если я покупаю что-то дорогое и пользуюсь карточкой, то, приходя домой, я выписываю чек на эту сумму. Иногда я отправляю четыре чека в месяц, но не чувствую удара, когда получаю квитанцию.

Я уже мысленно — и физически — за все заплатила. Чтобы выбраться из долгов, не нужно выигрывать в лотерее.

Спроси ребят, которые выиграли и профукали все до цента. Чтобы выбраться из долгов, нужно изменить образ мышления, а потом и поведение. Все начинается с маленьких шагов, с умения отличить то, чего тебе просто хочется, и то, что тебе необходимо. Как-то раз я услышала о женщине, которая откладывала каждый заработанный четвертак и скопила десять тысяч долларов сыну на высшее образование. Одна женщина бросила курить. За девять лет без сигарет она купила центральный кондиционер, новую печь и ковровое покрытие: А ведь все эти деньги раньше превращались в дым.

Другие говорили мне, что откладывают десять долларов в не делю на рождественские подарки или добавляют к своим сбережениям призовые купоны супермаркетов. Когда дети просили денег на мороженое или шоколадки, она напоминала им, что у них есть выбор — либо сладости, либо отдых на море.

Ко времени отпуска эта семья скопила половину суммы на поездку. Дети научились делать правильный выбор. Эти дети куда более дисциплинированные, чем мы с мужем. Мы бросали мелочь в девятнадцатилитровую пластиковую бутыль для кулера, стоявшую в нашей спальне. Чтобы жить богато, не нужно выигрывать в лотерее, искать себе обеспеченного спутника или спутницу, получать повышение.

Нужно отдавать себе отчет в собственных поступках — отсюда все начинается и развивается. И вообще довольно часто ты совсем не этого хочешь на самом деле. Ты изо дня в день делаешь мудрый выбор, благодаря которому вознаградишь себя тем, что будет приносить радость не один месяц. УРОК 6 Не обязательно побеждать в любом споре: Когда мы с Брюсом поженились, мне стало совсем не смешно. Мы купили дом, и чернила на договоре о покупке еще не успели просохнуть, а мы уже налетели на здоровенные подводные камни, разбираясь с мелкими деталями.

Я всегда знала, что мой спутник — дипломат. Мы поженились уже не молодыми, мне в год свадьбы исполнилось сорок. В самом начале наших отношений, когда мы только встречались, Брюс как-то отметил, что есть два типа женщин: Я спрятала руки и спросила, какие ему больше нравятся.

Он не вспомнил, к какому типу я принадлежу, и сказал: Меня поразила его способность находить правильные слова, даже если он не знает точного ответа.

Тогда-то я и поняла, что за человек Брюс. Мы сидели за столиком на летней площадке с одним его другом, и тут мимо проплыла привлекательная девушка с пышной грудью, не сдерживаемой лифчиком. Друг толкнул моего благоверного локтем, они проводили красавицу взглядом, улыбаясь, как подростки. Я была в ярости. Когда мы сели в машину, я сказала Брюсу, что он повел себя очень грубо по отношению к той девушке и ко мне.

Я ждала, что он подкатит глаза, заявит, что я слишком обидчивая, и предложит забыть об этой ситуации. Я настроилась на спор, мысленно разложила по полочкам все доводы. Брюс выслушал меня, посмотрел в глаза, взял за руку и извинился. Я вел себя как подросток. Я не была к этому готова.

Я хотела спорить, доказывать, хотела победить. А он просто сдался. Мой муж из тех редких людей, которые сразу признают свою неправоту с высоко поднятой головой, не роняя достоинства. Брюсу не нужно побеждать в каждом споре, он первый готов согласиться, что это невозможно. Когда он видит, что дискуссия зашла в тупик, то спокойно, как нобелевский лауреат, заявляет: С этим трудно спорить.

Я никогда о таком не слышала, пока не встретила его. Сначала я бесилась, когда Брюс заводил шарманку Мистера Примирителя и произносил эти слова.

И этим победителем должна быть я. Спор не может окончиться ничьей. Остаться каждый при своем мнении?



своими руками конкурс сделай елку


Значит, нет правых и неправых. Это непросто, особенно в браке. Когда мы узнали, что сумма, предложенная нами за дом, принята, оба начали планировать, как разместимся. И у меня мгновенно создалось впечатление, что мы купили два разных дома. Я думала избавиться от большей части нашей мебели, устроив распродажу в гараже, и начать обставлять дом с чистого листа, так сказать. Брюс намертво вцепился в каждый жалкий стульчик, диванчик и светильничек, который у него остался со времен университета.

Он планировал, что мой кабинет будет на втором этаже, в комнате с балконом. Я же хотела комнату со встроенными стеллажами. Он мечтал превратить уголок со столом в стойку для компьютера.

Я представляла, что в этом тихом местечке буду читать утреннюю газету. Он рассчитывал, что мы купим маленькую стиралку и сушилку и поставим их на кухне. Мне было плохо от одной мысли, что, готовя спагетти, я буду вдыхать запах хозяйственного мыла. Он взглянул на боковую веранду и сразу вообразил себе застекленную террасу.

Я с первого взгляда увидела качели на крыльце и растения. Я попыталась изобразить из себя дипломата и предложила перед тем, как обставлять дом, выяснить, что мы будем делать в каждой из комнат. Посмотрим, кухня и еда. Уголок для завтрака и компьютер?

По-моему, они совсем не сочетаются. Муж требовал столовую отдать под его книжные горы. К тому времени, как он распаковал всю свою библиотеку, комната больше напоминала книжный магазин. Брюс хотел сделать в ванной полки для радио и телевизора он, видите ли, смотрит СКК, когда бреется, и это при том, что у него борода. Он настаивал, чтобы прямо над унитазом была полка для книг и журналов. Сколько времени он собирался там проводить? Если правда, что мужчины с Марса, а женщины с Венеры, то мой муж с Плутона.

Для него — берлога. На самом деле он в каждой комнате видел берлогу, каморку. Так как у нас в доме официально не было каморки, он пытался каждую комнату превратить в таковую. Муж, конечно, не любитель чучел, но ему все-таки нужна была комната под все его разнокалиберное барахло. Я называю этот тренажер самой дорогой в мире вешалкой. Не думайте, что я неуступчивая; я уже пошла на один большой компромисс: И Брюс сразу же заявил, на какой половине будет спать.

Даже когда мы жили поодиночке, он всегда спал на одной и той же половине кровати, а другая была застелена всю ночь. Мой муж — Дева по гороскопу, поэтому аккуратен даже во сне. Большие разногласия разрешать было проще, чем маленькие.

Мы наперегонки мчались по этим мелочам, этим ухабам жизни. Брюс хотел развесить на стенах все свои двести репродукций. Я разрешила расставить памятные вещи времен Холодной войны в столовой. В итоге мы пришли к согласию по поводу всего, за исключением оставшихся репродукций Брюса, которые год стояли прислоненные к стене.

Я не желала, чтобы на стене висело больше одной картины, а муж хотел использовать их вместо обоев. Наконец, комната за комнатой, мы стали сходиться на том, что останемся каждый при своем мнении.

Некоторые стены он украшал согласно своему вкусу, на других я все делала по-своему. Но когда мы дошли до красных гоночных-машин в черных рамах, ситуация стала патовой.






Комментарии пользователей

Не могу вспомнить.
30.08.2018 03:07
как говориться, Без пользы жить – безвременная смерть.
04.09.2018 10:45

  • © 2010-2017
    stroydeviz.ru
    RSS | Sitemap